На главную страницу
"Дети солнца"

Предыдущая Следующая

Дебют актрисы в одноактной оперетте «Скрипач» стал началом ее всемирной известности и славы.

«Она поет с большим вкусом. — свидетельствует в эти дни один из критиков. — Она произносит текст с шутливостью и тонкой улыбкой; она очаровательна, как ангел. Это больше, чем дебютантка, это законченная актриса, обладающая молодостью, достоинством и красотою».

А тринадцать лет спустя одна из парижских газет помещает восторженную рецензию на премьеру «Периколы», в которой особо отмечает мастерство исполнительницы заглавной роли:

25

«Она производит огромное впечатление на публику не только в буффонаде и пародии, но и в пении: ее голос звучит с необычайной экспрессией».

По свидетельству современников, она славилась не просто даром певицы, драматической актрисы и танцовщицы. Артистка обладала еще и редкостным умением подчинять все эти разножанровые исполнительские компоненты единой цели — созданию ярких комедийных образов.

Изящество и тонкий артистизм, продуманность целого и отточенность деталей, постоянная готовность к импровизации, умение в самых рискованных сценических ситуациях оставаться в рамках подлинного искусства — все эти качества создали ей славу непревзойденной исполнительницы главных женских ролей в опереттах Оффенбаха.

В 60-е годы актриса становится одним из кумиров театрального Парижа. В числе ее страстных поклонников не только огромная армия любителей искусства. У нее просят аудиенции и щедро одаривают монархи и титулованные особы разных стран.

10 декабря 1871 года начались триумфальные гастроли артистки в Петербурге. По воспоминаниям одного из современников, уже за месяц до первого её выступления все билеты были проданы, «по телеграфу из Петербурга в Вержбо-лово заказан экстренный поезд; запасы цветов всех оранжерей петербургских были скуплены вперед на две недели* ювелиры спешили сделать дивный скипетр с бриллиантами и ряд браслетов, брошей и фермуаров; выбиралась особая депутация, которая должна была встречать «диву» на Варшавском вокзале, усадить её в карету и, если не встретится каких-либо препятствий со стороны полиции, отпрячь лошадей и на своих раменах довезти до гостиницы Кулон, где уже были отделаны заново дорогие апартаменты...» (5, 217).


Предыдущая Следующая