На главную страницу
"Дети солнца"

Предыдущая Следующая

Первая его премьера на сцене «Театра ан дер Вин» — роль Блазони в оперетте Иоганна Штрауса «Калиостро» (1875); одна из последних выдающихся работ — Пали Рач в «Цыгане-премьере» (1912) Имре Кальмана — композитора, олицетворяющего собой новый этап в истории венской оперетты.

Он умер 20 апреля 1918 года. За два месяца до кончины состоялось одно т последних выступлений артиста, о котором один из очевидцев писал:

«Остатком голоса, прелесть которого трудно передать, пел он так просто и естественно, что из глаз текли слезы...».

3. В 1921 году в Зальцбурге во время музыкального фестиваля Ференц Легар познакомился с молодым солистом Дрезденской оперы, драматическим тенором, блестяще исполнившим партию Йоцци в его оперетте «Цыганская любовь». В ответ на восторженные похвалы композитора, певец заявил, что причина его успеха состоит прежде всего в том, что Легар написал здесь прекрасную вокальную партию. С таким же восхищением отозвался он и о партии Армана во «Фраските» Легара, когда услышал эту оперетту несколько лет спустя, уже будучи ведущим солистом Венской государственной оперы. И когда однажды предприимчивый директор «Театра ан дер Вин» Вильгельм Карчаг предложил замечательному певцу использовать свой летний отпуск в опере для гастролей во «Фраските», тот после некоторого колебания дал свое согласие.

Трудно было выбрать более неблагоприятное для спектакля время года: наступили жаркие, изнурительно знойные дни, и многие венцы предпочли проводить свой досуг вдали от города. Не удивительно, что гастроли в «Театре ан дер Вин» певец начал при полупустом зале. Однако уже спустя несколько дней и до самого конца летнего сезона спектакли «Фраскиты» сопровождались аншлагами, а фрагменты оперетты завоевали неожиданную популярность и распевались всей Веной.

Во время спектаклей певцу приходилось бисировать каждый из своих номеров по нескольку раз; при этом он умудрялся повторить его каждый раз по-новому, изменяя интонацию голоса, варьируя слова, исполняя партию то на немецком, то на французском, то на английском, то на итальянском языках. В ответ на восторженные овации публики он появлялся и пел то в ложе, то в проходе между рядами партера, покоряя слушателей множеством самых разнообразных динамических оттенков — от стального фортиссимо до нежнейшего, еле слышного фальцета...


Предыдущая Следующая