На главную страницу
"Дети солнца"

Предыдущая Следующая

Композитор в восторге — и от центрального персонажа, и от названия, и уже летом 1920 года Браммер и Грюнвальд читают своему соавтору первый акт нового либретто, а 23 декабря 1921 года венцы бурными овациями приветствуют на сцене «Карл-театра» его новое творение «Баядера», которое выдерживает подряд 425 представлений, завоевав вслед за этим опереточные подмостки всего мира.

И снова— первоначальный замысел. Снова удвоенная требовательность, бесконечные придирки, тщательный анализ каждой фразы, каждой сцены — и либреттистам приходится едва ли не заново писать все либретто. И только после целого года, который понадобился для переделок и доработок, композитор приступил, наконец, к созданию музыки.

28 февраля 1924 года — шесть лет спустя после первого знакомства с либретто— оперетта увидела свет рампы «Театра ан дер Вин», навсегда войдя в число лучших творений композитора и вот уже свыше полувека оставаясь одним из самых популярных произведений мировой опереточной литературы.

7. В своей книге «О любимом жанре» выдающийся актер и режиссер Московского театра оперетты Григорий Ярон вспоминает:

«В начале 1927 года главный режиссер Театра сатиры Д. Г. Гутман пригласил меня приехать к нему ночью после спектакля. Приехав, я застал у него драматургов Н. А. Адуева и СИ. Антимонова, а также заведующего музыкальной частью Театра сатиры...

— Вот какое дело, — сказал мне Гутман. — У нас есть готовая комедия с музыкой... Она написана для Театра сатиры. Наша дирекция почему-то боится ее ставить, но, по-моему, если прибавить немного музыки — это настоящая оперетта.

И вот Адуев начал читать, а [автор музыки]— петь номера, аккомпанируя себе на рояле. Разошлись мы часов в шесть утра, наметив, что именно нужно дописать, чтобы «дотянуть»... до оперетты. Через день мы познакомили с этим произведением труппу нашего театра... [Оперетту] мы приняли и начали репетировать... Работа кипела...» (1, 153—755)1.

Премьера состоялась в декабре 1927 года и прошла на сцене Московского театра оперетты с огромным успехом. В зале стоял гомерический хохот, сопровождавшийся бурными аплодисментами. Критика встретила произведение восторженно, объявив его первой советской опереттой, поворотным пунктом в истории советской музыкальной комедии. Но, пожалуй, точнее всех оказался критик И. Крути, с удивительной меткостью назвавший появление этого произведения «Февральской революцией в оперетте».


Предыдущая Следующая